Интервью З. Евлоева агентству ИТАР-ТАСС

Опубликовано .

Ингушетия — одна из небольших республик Северо-Кавказского региона с численностью населения 480 тыс. человек. Республика не относится к числу богатых и промышленно развитых. Одной из основных отраслей остается сельское хозяйство. Развитие новых производств и привлечение инвестиций — главная задача, которую перед собой ставят власти.

Несмотря на ряд экономических сложностей, депутаты Ингушетии в 2018 году попытаются добиться индексации зарплаты бюджетникам, решить проблему дефицита воды, а также внести серьезные изменения в процедуры поставки лекарств тяжелобольным людям и обеспечения детей-сирот жильем.

О том, как власти Ингушетии урегулируют конфликты между потребителями и поставщиками энергоресурсов, как решают социальные и экономические проблемы региона, в интервью ТАСС рассказал председатель Народного собрания Республики Ингушетия Зялимхан Евлоев.

— Зялимхан Султанхамидович, сохранит ли бюджет Ингушетии 2018 года свою социальную направленность?

— Профильный комитет Народного собрания Ингушетии уже работает с правительством над бюджетом 2018 года, а также с налоговой службой — над увлечением его доходной части. Бюджет нового года в скором времени пройдет нулевое чтение. При формировании главного финансового документа республики в первых числах ноября проведем общественные слушания. Думаю, что в них примет участие достаточно много заинтересованных людей. Конечно, при формировании регионального бюджета мы будем ориентироваться на параметры федерального бюджета. В частности, сколько в нем будет предусмотрено дотаций, субсидий и субвенций. Пока без помощи федерального центра нам не обойтись. Думаю, в 2018 году и в последующие годы бюджет республики будет социально ориентированным.

— Настроения при формировании бюджета на 2018 год в Ингушетии более оптимистичные, чем в 2016 году?

— На данный момент политика, проводимая главой республики Юнус-Беком Евкуровым, его работа с федеральным центром, позволила построить и ввести в строй большое количество социальных объектов. До конца года планируем еще открыть несколько образовательных учреждений, и их содержание потребует дополнительных расходов. Если мы сможем содержать новые здания и коллектив, это уже хорошо. Потому что большое количество новых объектов и связанных с ними обязательств ложится на региональный бюджет дополнительным бременем.

— Многих жителей Ингушетии волнует вопрос — будут ли в бюджете 2018 года предусмотрены средства на обеспечение лекарствами людей, страдающих тяжелыми, редкими заболеваниями?

— При передаче федеральных полномочий субъектам последние не были материально обеспечены для выполнения возложенных на них обязательств. Не только Ингушетия испытывает сложности по обеспечению лекарствами тяжелобольных людей, но и многие другие субъекты. Народное собрание Республики Ингушетия не раз обращалось и в Госдуму, и в Совет Федерации для решения этой проблемы. Глава республики Юнус-Бек Евкуров, выступая на парламентских слушаниях в Совете Федерации, обращал внимание сенаторов на эту проблему. Было предложение председателя Совфеда Валентины Матвиенко министру финансов вернуть эти полномочия (обеспечения лекарствами) в федеральный центр, чтобы люди могли получать лекарства. Думаю, в Москве услышали не только нас, но и другие регионы. Действительно, это большая проблема для субъекта — выполнить обязательства перед тяжелобольными людьми. Для нас это крайне сложно из-за ограниченного бюджета. Скажу честно, мы себя в этой ситуации чувствуем некомфортно.

— Вы надеетесь на то, что в 2018 году этот вопрос решится?

— В 2018 году федеральный центр либо должен выделить нам денег на решение проблемы, либо вновь забрать эти полномочия себе. Второй вариант нас бы устроил больше. Если бы Москва производила централизованные закупки лекарств для тяжелобольных людей, это было бы дешевле, прозрачнее, снизилась бы коррупционная составляющая.

— Если возвращаться к теме формирования бюджета 2018 года, то будут ли ведомствами и министерствами республики устранены недочеты, на которые вы указали при последней корректировке бюджета 2017 года? В частности, вы попросили коллег более тщательно планировать свои доходы и расходы. Где произошел сбой в работе и почему?

— Жизнь вносит свои коррективы, и вносить изменения в республиканский бюджет приходится. Но если изменения в главный финансовый документ вносятся часто, это говорит о неправильном планировании, недоработках министерств и ведомств. Поэтому мы призываем коллег тщательнее прорабатывать смету расходов. Вплоть до того, что работники главного финансового органа у нас остаются работать ночью. В народе говорят, что ноги нужно протягивать по одеялу. Это будет честнее. В этом вопросе лично я опираюсь на свой многолетний опыт работы с населением. Если вы честно говорите людям, что не способны выполнить какие-то обязательства, то находите понимание с их стороны.

— То есть при формировании нового бюджета вы призываете коллег к честности и просите их не давать людям несбыточных надежд?

— Нужно понимать, что бюджет Ингушетии 2018 года будет дефицитным. И профицитным он станет нескоро. Нам будет непросто, поэтому нужно еще раз пройтись “по сусекам”, посмотреть, что у нас есть. Тщательнее планировать расходы, исходя из доходов.

— Если говорить об исполнении бюджета 2017 года, какие проблемы уже удалось решить в республике с его помощью?

— Буквально на днях мы вносили изменения в бюджет 2017 года, где увеличили расходы на содержание вновь введенных социальных объектов — школ — примерно на 300 млн рублей. Расходы эти не были предусмотрены в бюджете этого года, но объекты введены в строй, и их нужно содержать. С дополнительной нагрузкой, которая легла на бюджет, мы пока справляемся.

— А что не удалось выполнить?

— Как я уже говорил, мы не смогли выполнить обязательства по поставке лекарств перед тяжелобольными людьми. У нас с 2012 года не проводилась индексация заработной платы работникам бюджетной сферы. На данный момент заработная плата государственных и муниципальных служащих самая низкая в Северо-Кавказском федеральном округе. Количество служащих — также наименьшее в СКФО. Мы всегда привыкли ругать госслужащих, но это неправильно. Они выполняют много важной государственной работы за небольшую оплату, которая никак не учитывает уровень инфляции. Поэтому было бы неплохо в 2018 году поднять зарплату бюджетникам в Ингушетии до 10%, и чтобы Минфин РФ с пониманием отнесся к нам. Это небольшая сумма, а люди приходили бы на работу с хорошим настроением и работали бы продуктивнее. Может, повышать зарплату не самое подходящее время, но это необходимо, потому что кушать людям хочется сейчас, а не потом.

— Если говорить про госдолг Ингушетии, удалось ли решить существующие проблемы в этом году?

— У Ингушетии сегодня нет обязательств по коммерческим кредитам. И это в том числе заслуга Юнус-Бека Евкурова. Что касается ситуации по государственному долгу, то проблема постепенно решается. Госдолг на данный момент не ложится тяжелым бременем на субъект, и это результат правильной финансовой политики.

— Если говорить про дотации со стороны федерального центра, увеличился ли их объем в этом году в сравнении с 2016 годом? На что были направлены эти средства?

Может, повышать зарплату не самое подходящее время, но это необходимо, потому что кушать людям хочется сейчас, а не потом

— Программу социально-экономического развития Республики Ингушетия мы удачно завершили, выполнив все обязательства. Федеральный центр также выполнил обязательства перед нами. Хочу подчеркнуть, что обещали нам немного. Мы хотим формировать бюджетообразующие организации. Сейчас республика участвует в программе социально-экономического развития Северо-Кавказского региона, в рамках которой построят ряд социальных объектов.

— Какова ситуация с долгом по газу и срокам подключения к газовым коммуникациям? В прошлом году вы говорили о серьезных проблемах, которые возникли между поставщиком энергоресурсов и населением. Удалось ли за год решить существующие проблемы?

— Действительно, этот год стал особенным для региона в решении наболевшего вопроса. Мы не только провели парламентские слушания, но на каждом заседании Народного собрания заслушивали доклады ответственных лиц по тому, как решается вопрос. Раньше ведь было как: человек хотел заплатить за газ, но у него даже не было такой возможности. Сегодня у жителей Ингушетии есть возможность заплатить за потребляемый газ. Снята проблема по регистрации приборов учета, которая еще в прошлом году стояла достаточно остро.

Сейчас в течение 3–5 дней прибор учета регистрируется. Газовой компанией разработана программа, в рамках которой они устанавливают приборы учета бесплатно. По имеющейся у меня информации, уже установлено 3 тыс. счетчиков, а всего по республике будет установлено примерно 11 тыс. приборов учета.

Могу отметить, что проблема не решилась бы без участия депутатов Народного собрания Республики Ингушетии, которые помогли наладить диалог между конфликтующими сторонами, а также помогли списать необоснованно начисленные средства за непотребленный газ. Конечно, мне бы хотелось поблагодарить саму газовую компанию, руководство которой понимает, что нужно искать компромисс. Также бы мне хотелось отметить работу прокуратуры и сотрудников жилищной инспекции.

— Получается, что парламентские слушания оказались достаточно действенным механизмом для решения возникающих проблем?

— Парламентские слушания оказались единственным действенным механизмом. Газовый вопрос не закрыт, работа в этом направлении будет продолжена. Мы убедились, что просто продекларировать и обсудить какой-то вопрос нельзя. Должно быть сопровождение до тех пор, пока не будет поставлена точка. Решая газовый вопрос, мы столкнулись с низкой дисциплиной исполнения поручений и наказов.

— Речь идет о частных компаниях или о чиновниках?

Решая газовый вопрос, мы столкнулись с низкой дисциплиной исполнения поручений и наказов

— В ситуации с газом низкая дисциплина исполнения поручений и наказов была как в самой газовой службе, так и в исполнительных органах субъектов муниципального и республиканского уровня. Газовая проблема Ингушетии, по сути, конфликт между поставщиком энергоресурсов и покупателем. Это гражданско-правовые отношения, но они вызвали общественный резонанс, поэтому конфликт и стали разбирать в республиканском парламенте. Потребителям больше негде покупать газ, кроме как у газовой компании, поэтому были злоупотребления. Мы сказали газовой службе, что хотим помочь им собрать долги за газ, а населению — что не допустим нарушения действующего законодательства. Людей действительно мучили.

На ближайшем заседании Народного совета мы хотим заслушать представителя правительства Республики Ингушетия о мерах по подготовке водоснабжения к весенне-летнему сезону.

— Что за проблемы возникли с водоснабжением в Ингушетии?

— В последние годы в республике проводился большой объем работ по обеспечению населения водой. Но, учитывая аномальную жару, наблюдавшуюся минувшим летом, во многих населенных пунктах ощущался дефицит воды. Глава республики провел переговоры, Ингушетия по линии "Роснефти" должна получить определенные денежные средства. Мы, депутаты Народного собрания, в присутствии муниципальных властей хотели бы услышать, какие меры будут приняты и на что власти хотят направить полученные денежные средства. Глава села лучше знает, какие проблемы нужно решить, и, возможно, его могут не устроить те меры, которые принимает правительство республики. Парламент попытается выстроить диалог между заинтересованными сторонами. Мы не допустим того, чтобы подрядчик просто выполнил работу и ушел. Поэтому 19 октября провели внеочередное заседание по этому вопросу.

— Зялимхан Султанхамидович, вы также вышли в Госдуму с инициативой по детям-сиротам. Чем было продиктовано ваше решение?

— Мы ехали с главой республики на мероприятия и остановились при въезде в Магас. Там есть так называемый сиротский дом. К нам вышли жители, обозначили проблемы. Я оказался рядом, и глава сказал мне внимательно выслушать этих людей. Я решил разобраться до конца. Выяснилось, что в некоторых однокомнатных квартирах живут по шесть-семь человек, делают перегородки. Однако по закону им придраться не к чему — положенную площадь они получили.

Мы вышли с инициативой передать регионам полномочия по определению сроков договоров найма жилья для сирот. Предполагается, что каждый субъект будет сам определять, на какой срок его заключать

Далее выяснилось, что квартиры оформлены по договору специализированного найма, и жители не могут их реализовать, потому что не являются собственниками. По моему поручению председатель профильного комитета Мусса Горчханов изучил законодательство, которое регулирует меры поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Там прописано, что договор заключается на пять лет, потом продлевается на такой же срок. Итого получается, что только через десять лет они могут заключить договор социального найма жилья, и далее на общих основаниях приватизировать и реализовать квартиру.

Конечно, законодатель, принимая такие законы, исходил из гуманных соображений. В некоторых регионах России мошенники обманом забирают квартиры у детей-сирот.

Поэтому мы и вышли с инициативой передать регионам полномочия по определению сроков договоров найма жилья для сирот. Предполагается, что каждый субъект будет сам определять, на какой срок его заключать.

— Когда ожидается рассмотрение вашей инициативы в Госдуме?

— Госдума работает в соответствии с регламентом. Мы бы хотели, чтобы его приняли раньше, хотя бы до конца этого года, чтобы с 2018 года этот вопрос уже начали прорабатывать регионы.

— Депутаты Госдумы упростили процесс подачи документов в ЗАГС. Ждет ли Ингушетию свадебный бум, и как в целом реализуется в Ингушетии проект "Госуслуги"?

— Народное собрание Ингушетии перешло на электронный документооборот, однако тут нет моей заслуги за редким исключением. У нас в республике услуги предоставляются через многофункциональные центры (МФЦ). Эта задача была поставлена президентом РФ, чтобы облегчить жизнь гражданам, и Ингушетия одной из первых отчиталась по строительству МФЦ. Сейчас мы работаем над расширением перечня услуг, которые предоставляются в центрах. На сегодняшний день в республике число предоставляемых многофункциональными центрами услуг составляет 184.

Подача заявлений в ЗАГС через сайт "Госуслуги", безусловно, это хорошо. Но хочется, чтобы этот момент не потерял торжественности

Что касается подачи заявления в ЗАГС через сайт "Госуслуги", то, безусловно, это хорошо. Но хочется, чтобы этот момент не потерял торжественности. Вообще, я считаю, что правильно было бы подавать заявление после торжественной части, красивой свадьбы, потому что сама регистрация — дело техники.

— Были ли в этом году законопроекты в Госдуме, которые вас неприятно удивили, и вы высказывались против? Если да, то о каких инициативах идет речь?

— Мы какие-то законы поддерживаем, какие-то нет. Я затрудняюсь сказать конкретнее. Сейчас очень много законодательных инициатив носят чисто популистский характер, не имеют материального обеспечения. Я тоже могу провозгласить поднятие зарплат на 100 тыс. рублей, но как это исполнить?

Есть инициативы, которые никак не отражаются на судьбе республики, но они интересуют другие субъекты. Если им это интересно, то такие проекты мы поддерживаем.

Мы поддерживаем полезные инициативы независимо от политической принадлежности того, кто их вносит, а заведомо невыполнимые законы лучше не принимать.

— В прошлом году вы говорили про необходимость изменения стажа госслужащих. В частности, речь шла о том, чтобы человек который занимал государственную должность один год, не получал надбавку в размере 55% от должностного оклада. Вы предлагали сделать так, чтобы на столь высокой должности он должен был проработать от 4 до 7 лет и уйти на пенсию. Только тогда ему должны быть положены надбавки. Как была реализована эта инициатива?

— Учитывая сложность бюджета и общей экономической ситуации, все пошли на этот шаг, и законопроект был принят. Но это касается только государственных служащих, которые в свое время имели высокий доход.

— Недовольных нет?

— Мы сами пострадали, уменьшили льготы для себя. Но я уже говорил, что если все объяснять, разговаривать с людьми, то мы найдем поддержку.

— Сейчас есть предложение федерального центра по увеличению уровня прожиточного минимума до минимального размера оплаты труда (МРОТ). Некоторые регионы говорят, что выполнять обязательства и поручения станет еще сложнее в условиях и без того дефицитного бюджета. Как парламентарии Ингушетии относятся к подобной инициативе?

ИНТЕРВЬЮ

— Ингушетия — дотационный субъект, и если федеральный центр будет давать дотации, то мы будем однозначно за. В любом случае мы поддерживаем эту инициативу, ведь это вопрос справедливости. Мы изыщем средства для того, чтобы эти обязательства выполнить. Прожиточный минимум должен соответствовать МРОТ. Сегодня Правительство РФ ставит такую задачу к 2020 году. Мы находимся в сложной ситуации, когда принятые в "зажиточное" время популистские решения легли бременем на сегодняшний бюджет. И вот, не принимать подобные решения, когда есть определенные трудности, было бы верно.

— В федеральном центре наметился еще один тренд — молодежные проекты и инициативы. Как парламент Ингушетии выстраивает работу с молодежью республики?

— Во-первых, в Ингушском парламенте два депутата моложе 25 лет. Один от "Единой России", второй от ЛДПР. Они понимают, что есть определенные задачи, которые надо решать.

Во-вторых, в республике сформирован молодежный парламент, который полностью дублирует Народное собрание по названию комитетов и количеству депутатов. Они проводят заседания, докладывают, обсуждают законопроекты. По инициативе молодежи мы принимали законопроект, например, о запрете продажи тонизирующих слабоалкогольных напитков. Это была инициатива молодого человека из Сунженского района. Мы молодежь мотивируем, чтобы они генерировали идеи. Пока не так много инициатив от них, но я надеюсь, что их станет больше.

— А с блогосферой как работаете?

— Работа с ней сама по себе — сложная. Во-первых, я могу пригласить одного человека для разговора, а потом другой обидится, что ему не уделили внимания. А пригласить тысячу человек я не могу. Во-вторых, молодежь склонна писать о недостатках, а не о позитивных моментах. Важно, что есть критика. Они где-то стимулируют и что-то подсказывают, но хотелось бы, чтобы внимание было обращено на то, что мы сделали хорошего.

Посмотрим, что они будут говорить, когда они будут ответственны за принятие решений, за условия проживания людей. Говорить и делать — разные вещи.

— А может ли к вам человек обратиться через социальную сеть?

— У нас есть страница в Instagram. Все могут написать нам. Мы моментально реагируем. Но я предпочитаю вести личный прием граждан. За год моей деятельности я не пропустил ни одно подобное мероприятие. В среднем, приходит 15 человек, и это много. А вот обращаться через личные странички в социальных сетях, выкладывать информацию, что я поел на завтрак, обед или ужин, рассказывать о семейной жизни — считаю несерьезным.

Если мы говорим о работе, то через рабочие страницы и официальный сайт. А так — мы открыты для диалога. Например, 26 октября приглашаем всех представителей зарегистрированных партий на заседание народного собрания. Это предусмотрено законодательством.

Все должны принимать активное участие не только во время избирательной кампании, но и после ее завершения. Мы задаем вопрос: "Что вы хотите обсудить в стенах парламента? Что хотите сделать?" Если люди предложат что-то интересное или действительно важное, то мы с радостью примем участие в реализации.

— Какие три ключевые задачи вы смогли решить за год вашей деятельности?

— Первое — налаживание отношений между населением и газовыми службами. Я и мои коллеги донесли до жителей, что за потребленный товар надо платить. Газовые службы в свою очередь грамотно выстроили работу с жителями региона. Если все хорошо выстроено, человек будет платить.

Второе — мы промониторили более тысячи республиканских законов и законопроектов и привели некоторые в соответствие с действующим федеральным законодательством. Ненужные и утратившие юридическую значимость законопроекты были отозваны. Сейчас в регионе действующая и работоспособная нормативно-правовая база.

Третье — депутаты Народного собрания принимают участие во всех мероприятиях правительства и главы республики, приуроченных к 25-летию региона. Мы достигли согласия и единства.

У нас в сентябре впервые заслушали министра образования республики в новом формате. Он отчитывался перед депутатами около четырех часов без регламента работы. По итогам обсуждения подготовлены и направлены в правительство республики рекомендации. Парламент в рамках полномочий, предусмотренных законом, будет внимательно отслеживать их исполнение. Так будет по каждому республиканскому министерству и ведомству. Это — результат единства, и это — успех.

Ветви власти создавались самой цивилизацией. Они нужны для баланса, чтобы колесо истории крутилось дальше. И оно будет дальше нормально крутиться, если мы не будем противопоставлять себя друг другу. Наша цель — создание комфортных условий для проживания населения.​

Беседовал Виталий Халевин ТАСС

Символика

Gerb Ingushetii